Інтерв'ю

Виталий ШАПРАН: «Закон требует от Нацбанка Украины поддерживать ценовую стабильность в стране - это основная его функция»

Нацбанк Украины - очень мощный финансовый регулятор, который своей упорной работой в тяжелые военные годы доказал, что является профессиональным центробанком страны. И, действительно, в Украине продолжается ожесточенная война, а у нас, в отличие от той же Турции, где страшно упала стоимость местной лиры и бушует инфляция, держится на достаточно приличном уровне прочность нацвалюты и укрощается рост цен.

Однако есть у главного финансового регулятора, как считает Виталий ШАПРАН, экс-член Совета Нацбанка Украины, председатель комиссии по банковскому анализу Украинского общества финансовых аналитиков и свои «скелеты в шкафу»: например, нежелание более агрессивно снижать учетную ставку или такое же нежелание расширить диапазон колебания инфляционного таргета. Или вот такое: НБУ оттянул ликвидность с рынка ОВГЗ, которую мог бы привлечь Минфин как раз на нужды Минобороны: примерно на 250-300 млрд гривен в разгар подготовки к контрнаступлению.

Не все так просто, по мнению, уважаемого финансиста и экономиста и с той же инфляционной политикой. Поэтому немало интересного рассказал banki.ua этот высокопрофессиональный эксперт. И мы предлагаем более пространно окунуться в общение с ним:

фото: Виталий Шапран

TelegramЧитайте нас в Telegram чтобы ничего не пропустить

Денежный станок НБУ и не выключал

- Господин Виталий, как Вы оцениваете монетарную политику НБУ в 2023 году? Не слишком ли жесткой она была?

- Закон требует от Нацбанка Украины поддерживать ценовую стабильность в стране - это основная его функция. Правление НБУ в своих решениях руководствуется основными принципами денежно-кредитной политики, которые ежегодно утверждает Совет НБУ.

Согласно основным принципам денежно-кредитной политики, правлению была установлена инфляционная цель на уровне 5% +/- 1 п.п. Поэтому при инфляции 5,1% цель была достигнута.

Для мирного времени это был бы безусловный успех. С другой стороны, с началом масштабной агрессии РФ мы все оказались в ситуации тотальной экономической аномалии, которая затронула и финансовый рынок.

Спрос общества с ценовой стабильности сместился на оборонные и вопросы безопасности, поэтому в 2023 году Нацбанку Украины совсем необязательно было снижать инфляцию до 5,1%, а надо было больше прислушиваться к потребностям Министерства обороны и Минфина.

- То есть Вы считаете, что нужно было бы снова включить печатный станок как в 2022 году?

- Начнем с того, что НБУ его и не выключал. За январь - ноябрь 2023 года наличность в обращении увеличилась на 30,8 млрд гривен, а денежный агрегат М1 вырос на 180,1 млрд гривен.

В современном мире вопрос заключается не в том, сколько денег выпускает центральный банк, а что люди делают с этими деньгами. Общество несколько приспособилось к войне, утихла напряженная ситуация на валютном рынке, да и инфляция в ЕС и США существенно снизилась.

Поэтому я думаю, что не было никакой насущной необходимости закручивать монетарные гайки так сильно, чтобы в стране, где идет война, инфляция была ниже, чем в Польше, Чехии или Венгрии.

Надо было более агрессивно снижать учетную ставку

- Получается, что НБУ не рассчитал свои силы? Почему это произошло?

- Объективная причина - это война: изменение количества потребителей, сужение, а затем расширение подконтрольных Украине территорий, изменение реакции потребителей и бизнеса на новые вызовы войны и тому подобное.

Субъективные причины - нежелание слушать своих оппонентов. Я неоднократно публично призывал главного финансового регулятора более агрессивно снижать ставку.

Если внимательно почитаете Инфляционный отчет НБУ за январь 2023 года, то найдете там инфляционный прогноз на 2023 год на уровне 18,7%, по факту же имеем 5,1%.

Если вы посмотрите еще глубже, в отчет НБУ за июль 2022 года, то окажется, что в 2023 году НБУ ожидал инфляцию на уровне 20,7%. Эти цифры по сравнению с фактическими указывают на то, что в Нацбанке Украины устанавливали ставку верно - в соответствии со своими прогнозами, но прогнозы были неверными и имели признак систематической ошибки.

- Как бы Вы рекомендовали этих ошибок избежать в будущем?

- Зная внутреннюю кухню НБУ, как они принимают решения, я бы рекомендовал им чаще общаться с рынком, именно с теми специалистами, которые на передовой ценообразования.

Во-вторых, нужно признать, что НБУ сам оказался в таком состоянии, когда прогнозируемость экономической ситуации снизилась и прогнозировать так, как это было 5 лет назад, уже сложно.

В такой ситуации один из рабочих вариантов - расширить диапазон колебания инфляционного таргета, скажем, с 5%+/-1,0 п.п. до 5%+/-2,5 п.п. Я это предлагал, работая в Совете НБУ, и когда началась война, но предложения были проигнорированы.

Кредитный бум сейчас невозможен и о роли льготных программ

- А что у нас сейчас с монетарной политикой, как Вы ее оцениваете? НБУ же существенно снизил учетную ставку с 25% до 15%, приведет ли это к росту кредитования?

- Конечно, в текущей ситуации ставка НБУ в размере 15% лучше, чем 25%, но это только на первый взгляд. Если мы вернемся в август 2022 года, то при ставке 25% нас ожидала инфляция в 26,6%.

А сейчас мы имеем ставку 15% при фактической инфляции в 5,1%, и прогнозе НБУ на уровне 8,6%. Возможен ли при таких условиях кредитный бум? Думаю, что нет, но Минфин точно почувствует облегчение с заимствованиями на рынке ОВГЗ. Также определенный «глоток воздуха» получат заемщики PRIME-сегмента (те, кто своевременно обслуживают кредиты).

Рядовых же предпринимателей из сегмента малого и среднего бизнеса и населения это улучшение вряд ли коснется. Рыночные ставки сегодня очень высокие.

Ставка по кредитам наличными (самый дорогой сегмент) начинается от 36% и часто доходит до нескольких тысяч процентов годовых. Кредиторам, которые выдают такие кредиты, все равно, будет ли учетная ставка 15% или 8,5%, потому что их ставки позволяют им вообще не обращать внимание на стоимость рефинансирования от НБУ.

- И все же, есть ли какие-то рецепты увеличения кредитования в текущих условиях?

- Регулятор и государство - не волшебники, чтобы сделать чудо и из шляпы извлечь дешевые кредиты. Но, конечно, рецепты есть.

Во-первых, это государственные программы льготного кредитования, такие как: «Доступные кредиты: «5-7-9», еОселя, программы для аграриев и тому подобное. Действие этих программ в макромасштабе ограничено. Например, согласно опросам того же Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП), только 8% предпринимателей ощутили на себе плюсы льготных программ.

Но хорошо, что они есть, поскольку они выполняют очень важную функцию: создают процентный якорь для рыночных ставок по кредитам. Поэтому по мере возвращения к банкам кредитного аппетита, им придется оглядываться на эти льготные ставки как на конкурентный фактор.

Во-вторых, ставки по кредитам на уровне десятков или сотен процентов годовых возникают из-за низкой конкуренции. Попробуйте отъехать от Киева на 100-150 км в маленький городок и посчитать, сколько там банков предлагает услуги.

Скорее всего только два-три, и скорее всего - все они государственные. Поэтому нам нужно повышать конкуренцию. Один из методов - разрушить заборы между различными секторами финансового рынка. Задумайтесь, какие облигации вы сейчас можете купить через свой смартфон, кроме ОВГЗ?

И почему Укрзализныця, АТБ, «Новус» или финансовая компания, которая кредитует население, должны идти в банк за кредитом, а не продать вам свои долговые обязательства? Межсекторальная конкуренция может существенно снизить ставки на кредитном рынке и дать быстрый результат, особенно на фоне дерегуляции банковского бизнеса.

Система госфинансов потеряла денежный поток в сумме 350 млрд гривен

- Вернемся к учетной ставке, все же при 15-25% банки были мотивированы держать деньги в депозитных сертификатах НБУ и немало заработали на этом, а государство обложило их налогами. Правильным ли был этот маневр?

- Вообще-то ситуация 2022-2023 годах была проблемной. НБУ действительно достиг таргета 5,0%, но очень дорогой ценой. Начнем с того, что из-за поднятия ставки с 10% до 25% Нацбанк фактически вымыл большую часть банковской ликвидности в депозитные сертификаты НБУ, рынок ОВГЗ оставил без ликвидности, а затем предоставил правительству заем под среднюю учетную ставку, которую сам и устанавливает.

Накануне транзакции с ОВГЗ для правительства тот же Ощадбанк привлекал средства населения под 10-12% годовых в гривнах, поэтому установление доходности по этим ценным бумагам на уровне средней учетной ставки в то время было нерыночными драконовскими условиями заимствования.

Удерживая ставку на уровне 25% НБУ, конечно, дал заработать банкам, но при этом уменьшил свою прибыль. В 2024 году НБУ планировал перечислить в Государственный бюджет 100 млрд гривен, но перечислит менее 20 млрд.

Поэтому имеем прямой убыток в объеме 80 млрд гривен. Кроме того, НБУ оттянул ликвидность с рынка ОВГЗ, которую мог бы привлечь Минфин как раз на нужды Минобороны: примерно на 250-300 млрд гривен.

В итоге, система госфинансов потеряла денежный поток где-то в сумме 350 млрд гривен, и это в самый разгар подготовки к контрнаступлению. От увеличения налога на прибыль банков государство планирует получить всего 25 млрд гривен, из которых около 15 млрд гривен можно было бы взять у госбанков через дивидендный механизм и без налогов.

Впрочем, думаю, что план по этому налогу выполнен не будет, поскольку в руках банкиров широкий инструментарий по уклонению от него: от выплат себе премий собственниками банков (как, например, мы это видели по банку «Авангард») - до фиктивной переоценки кредитных рисков. Именно поэтому весь монетарный маневр в 2022-2023 годах я считаю неудачным, а заплаченную за инфляцию в 5,1% цену непомерно высокой.

Рекорд Турции нам не нужен и депозитные сертификаты помогали сдерживать курс

- А какую инфляцию Вы считаете оптимальной?

- Я считаю, что цель номер один для всех государственных органов и национальных учреждений - это победа Украины. Мы не должны приносить в жертву национальную экономику и систему государственных финансов ради номинальной цели.

По итогам 2023 года в Сербии инфляция составила 7,6%, в Чехии - 6,9%, а у нас война как значительный экономический стресс в 2022 году, и инфляция на уровне 5,1%. Думаю, что 10-15% при прогнозе НБУ от января 2023 года в 18,7% были бы приемлемыми, и положительно были бы восприняты населением и бизнесом.

Конечно, рекорд Турции в этом году на уровне 65% нам не нужен, и даже при более мягкой монетарной политике мы бы его точно не достигли.

- Не помогли ли высокие ставки по депозитным сертификатам НБУ удержать курс? И позволили ослабить валютные ограничения? К примеру, эксперты Европейской Бизнес Ассоциации считают, что такое валютное послабление является залогом для массового инвестирования в Украину.

- Да, накопление ликвидности в депозитные сертификаты НБУ помогало сдерживать курс, но это только один из неосновных факторов стабильности гривны. Ни для кого не является секретом, что курс держится за счет поступления международной помощи.

Потенциал такой помощи вы можете увидеть из динамики золотовалютных резервов (ЗВР) НБУ. ЗВР в объеме 40 млрд долларов - это вообще исторический рекорд для регулятора.

Но опять же, у общества есть вопрос: а рационально ли превращать НБУ в два мешка с деньгами: 1) ЗВР в сумме 40 млрд долларов и 2) депозитные сертификаты НБУ в сумме 400 млрд гривен.

И это в условиях, когда Минобороны делает запросы о новой мобилизации и повышении расходов на нее. Поэтому мы вполне могли в 2023 году более агрессивно снижать ставку, больше тратить ЗВР на интервенции и иметь в обменниках те же 37-38 гривен за доллар, чуть большую инфляцию, но более способную для оперативного финансирования ВСУ систему государственных финансов. Что касается ослабления валютных ограничений, то это был правильный шаг.

О мгновенных платежах и конфискации российских активов

- Сегодня регулятор работает над внедрением в Украине мгновенных платежей, которые должны стать основой для будущей трансформации платежной сферы. Продолжается работа над составляющими их успешного внедрения, вопросами регулирования мгновенных платежей и технологической реализацией. Ваша оценка этих будущих нововведений и как скоро такая система заработает в нашем государстве?

- НБУ уже лет пять как активно работает над улучшением работы системы электронных платежей (СЭП). У нас нет проблем с прохождением платежей, и СЭП прошла испытания даже войной, как и внутренние платежные системы банков.

Поэтому я не думаю, что система мгновенных платежей - это первоочередная задача для банков или НБУ, хотя если это будет реализовано в формате CBDC (цифровая валюта центрального банка), то это может стать интересным шагом для бизнеса.

- Недавно на своей странице в Фейсбуке Вы затронули интересную тему: конфискации российских активов в пользу Украины. Вы говорили, что оценочная стоимость пула российских активов составляет около 1 трлн долларов США. Каким образом эти активы могут оказаться в Украине?

- К сожалению, Украина сама никак не может их конфисковать. Замороженные активы уже начали конфисковывать США и Канада, в ЕС до сих пор идет дискуссия по этому вопросу.

В 2023 году США конфисковала первые активы российского подсанкционного олигарха Константина Малофеева в сумме 5,4 млн долларов. Сумма небольшая, но США создали прецедент.

В декабре 2023 года в Конгрессе США уже прошел профильный комитет законопроект H.R.4175, который предусматривает именно конфискацию российских суверенных активов, а это не только ЗВР Центрального банка рф, но и другие государственные активы рф на территории США.

Именно поэтому можно говорить, что в 2023 году наши партнеры в США от обещаний перешли к внедрению юридических механизмов конфискации российских денег. Сам факт первой конфискации и прохождения двухпартийного законопроекта в Конгрессе США ставит перед монетарной властью Украины серьезный вызов - обеспечить готовность к принятию этих активов.

- А если российские активы не поступят в Украину в 2024 году, каким будет курс?

- Курс вообще не является центральным вопросом 2024 года. Он будет таким, каким его захочет увидеть НБУ, поскольку у него есть все средства для этого: рекордные ЗВР, регуляторное влияние и план поступления помощи для Украины.

Даже если что-то пойдет не по плану, то есть существенный запас прочности для удержания валютного рынка в пределах того курса, который украинцы уже видели в обменных пунктах.

Читайте нас в Telegram, Facebook и Twitter, чтобы не пропустить свежие новости.

Оставить комментарий

Comment HTML

  • Допустимые HTML-теги: <p> <br> <ul> <li> <ol> <em> <strong> <b> <img>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • You may quote other posts using [quote] tags.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
   ___     __     _____    __     _  _   
/ _ \ / /_ |___ / / /_ | || |
| (_) | | '_ \ |_ \ | '_ \ | || |_
\__, | | (_) | ___) | | (_) | |__ _|
/_/ \___/ |____/ \___/ |_|
Enter the code depicted in ASCII art style.

Комментарии к отзыву

На данный момент нет комментариев. Будьте первым, кто оставит здесь свой комментарий.